Рубаки: Ночи Безумия

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Рубаки: Ночи Безумия » Сюжетные квесты » Лабиринт Ада! Всё или ничего!


Лабиринт Ада! Всё или ничего!

Сообщений 1 страница 21 из 21

1

1. Место действия:
Чертоги Хаоса, лабиринт.

2. Время действия:
1-я сюжетная арка.
15 сентября.

3. Погода:
Сильный ветер, чуть ли не сгибающий деревья вдвое. Мрачновато и пасмурно, но дождя пока нет.

4. Участники:
Джуу-о Зеллас Металлиум, Кселлос.

5. Краткое описание:
"А мёртвое дерево тени не даст,
Ни сверчок - утешенья..." ©

Магический Чёрный Кристалл покоится в Чертогах Хаоса - проклятом Владыкой Ада Фибризо древнем лабиринте, является сердцем лабиринта, без которого тот не будет работать.
Лабиринт - страшное место, извлекающее из подсознания и памяти любого, кто в него ступит, его самые жуткие кошмары, самые сильные сомнения, самые роковые ошибки, и, многократно увеличивая ужас, скорбь и боль, которые существо испытывало тогда, пытается заставить сломаться. В лабиринте нельзя возвращаться назад, что бы ни увидел - ни на шаг, иначе никогда не выберешься. Лишь прикосновение к Чёрному Кристаллу может освободить такого пленника, да и вообще даровать выход из Чертогов.

0

2

Остров был глухим, слепым и немым, и мёртвые чёрные волны мерно накатывались на его каменный берег, беззвучно облизывая равнодушную почву, являвшую собой сплошной монолитный гранит. Однако, несмотря на атрофированные органы чувств, это место всё видело, слышало и чуяло. Оно оценивало каждого, кто решался ступить ногой на его огромное, безобразное тело.
Помимо чёрного камня, заменявшего здесь почву, и редких иссохших деревьев, тоже абсолютно чёрных, тянувших кривые узловатые стволы, причудливо изломанные, как придётся, хотя им явно мерещилось, что к небесам, в округе не было видно ничего, кроме огромной кроваво-алой скалы, по форме напоминавшей давно сдохшее доисторическое чудовище, а величиной многократно превосходившей воплощение Шабранигдо. Никакого прохода в ней не наблюдалось, а, тем не менее, путь в лабиринт лежал именно внутрь этой породы. Кстати, при касании её шероховатой поверхности можно было ощутить, что она тёплая, почти горячая, будто весь день пролежала под палящими лучами солнца пустыни. Коим тут, между тем, даже близко не пахло. Небо было фиолетово-чёрным, покрытым сетью багровых разводов, и не имелось возможности разглядеть, само ли по себе оно здесь носит подобные цвета, или этот эффект создаётся благодаря облакам, впитавшим эманации зла с поверхности острова… О, да, удушающие и гибельные в подобном количестве для любого смертного миазмы струились снизу вверх почти зримыми потоками. В общем, невооружённым глазом обнаруживалось, что, если и не Фибризо в действительности, то кто-то из могущественных чудовищ свою лапу здесь приложил. Остров и лабиринт казались такими древними, источали запах столь седой старины, что вполне могли появиться ещё в те годы, когда Шабранигдо был единым целым. И впитали они в себя, безо всяких сомнений, лишь самое худшее за все миновавшие века. Зло, один сплошной пласт абсолютного зла - вот что являл собой этот неладный остров.

Отредактировано Тень (2014-12-07 15:52:30)

0

3

Дул сильный ветер. Он сшибал почти все на своем пути. Платье Госпожи развевалось. Ее это не волновало. Ее волновало то, что сигарета не хотела зажигаться. Она раздражительно фыркнула и создала вокруг себя защитное поле, после чего сигара все равно отказывалась дымиться.
- Все равно в этом нет никакого смысла, - сказала Джуу-о и убрала поле. Это проклятое Фибризо место ей не нравилось, так как Зеллас уже надоели ветры и многое другое.
"Хоть бы одна зверюшка пробежала!" - досадно подумала она. Джуу-о  подошла ко входу в злосчастный лабиринт и повернулась к нему спиной. Обычную девушку этот ветер давно сбил бы с ног, но она была Мазоку. Да не просто мазоку, а Ма-Лордом. Никакой ветер не был ей страшен. У нее была веская причина лично явиться сюда. Здесь она дожидалась своего жреца, чтобы войти в проклятый лабиринт. Она знала, что за ужасы там творятся, но не понимала: готова ли. То же самое она думала про Кселлоса. Но, он сам этого захотел. Джуу-о понимала, что он знает ровно то же, что и она. Но по прежнему, их цель - добраться до Черного Кристалла - сердца лабиринта.
"Придется поразмяться, ведь я уж как несколько тысячелетий не покидала пределов Волчьего Острова. Хоть какое-то занятие за все это время. Кселлосу тоже это не повредит. Тем более, я с ним. И он со мной. Не так одиноко в этой дыре...
Из тумана, пряча лицо от ветра, появился Кселл. Он заметил присутствие Госпожи и направился в ее сторону. Джуу-о ждала его, и, когда он все-таки дошел, Зеллас спросила:
- Ты еще не передумал?

Отредактировано Джуу-о Зеллас Металлиум (2014-12-09 20:25:47)

+1

4

Промозглый морской ветер бушевал на острове, стараясь подчинить своей власти, всё, что можно, усугубляя и без того не радостную обстановку. Этот остров, то место, где лучше не находиться, если ты очень восприимчивый к излучаемой энергии, или слаб как среднестатистический человек.  Слава Шабранигдо, ни Кселлос ни Джуу-о Металлиум небыли людьми. Впрочем, сказать, что жрец совсем не боялся или беспокоился, было бы неправдой. Но вместе с беспокойством, сливаясь и перемешиваясь был и некий азарт, желание проникнуть в тайну Лабиринта, взять над ним верх и получить награду. Собственно, ради этой "награды" – Чёрного Кристалла всё и затевается, и, шагнув в его чертоги, пути назад не будет. Во всяком случае, так принято думать.
Кселлос материализовался неподалеку от входа в лабиринт, в тени скалы. Госпожа уже была на месте, а значит, нужно было поспешить, и не заставлять её ждать ещё дольше.  Жрец направился к женской фигуре, чью одежду и волосы безжалостно трепал ветер,  создавая некий романтично-притягательный образ. Впрочем, с жертвой обстоятельств – слабой девушкой, оказавшейся в эпицентре бури, Зеллас не ассоциировалась, достаточно было вспомнить, кем она является.
-Госпожа Металлиум. -Кселлос прижал руку к груди и поклонился приветствуя Ма  - Лорда. Передумал ли он? Конечно нет. И даже если речь не о Кристалле, в таком месте он предпочитал быть рядом с госпожой, помогать ей и если придётся - защищать её ценой своей жизни. Тот факт, что Зеллас была гораздо сильнее своего шинкана в расчет не бралось, как бы патетично это ни звучало.
-Разумеется, я не передумал. Моё место рядом с Вами, и я бы не хотел быть где-то ещё сейчас. - Кселлос улыбнулся привычной улыбкой, однако взгляд оставался серьезным и сосредоточенным.

+1

5

Ее нисколько не удивил ответ жреца. Зеллас спросила его только для того чтобы спросить, и вопрос сам по себе был риторический. Она протянула руку Кселлосу, и увидела блеск в его глазах. Джуу-о только улыбнулась в ответ и посмотрела на Врата. Это были большие железные двери, которые прижимались к стене очень сильно. Она не очень хотела туда входить, так как немного волновалась. Что их ждет там, Повелительница Зверей не знала.
"Войти нам все равно придется, и нельзя это откладывать. Лучше все сделать сразу, чем стоять и гадать, что же там окажется."
Она еще раз посмотрела на Кселла, но лицо его оставалось непроницаемым, как обычно: прищуренные глаза и улыбка. Джуу-о вздохнула и сказала:
- Пойдем. - Зеллас тронулась с места и, сквозь ветер, вела за собой норовящего перегнать ее жреца. Она выдохнула, и посмотрела на огромную черную дверь, ведущую в Чертоги Хаоса. Она не любила Фибризо, и ей было неприятно находиться в проклятых им местах. Джуу-о взмахнула рукой и двери открылись. Прямо так, без подвоха?
- Подожди, - с какой-то настороженностью  и, малость с заботой промямлила Зеллас, - Я не верю, что все так просто.

Отредактировано Джуу-о Зеллас Металлиум (2014-12-11 21:18:25)

+1

6

Ветер, раньше просто пытавшийся безо всяких признаков последовательности и логики сбить с ног, теперь начал подталкивать обоих мазоку в спину, в сторону прохода. Сперва - ненавязчиво, затем - как конферансье мог бы выпихивать на сцену упирающегося актёра или певца. Казалось, что стихия вдруг сделалась разумной.
Земля едва заметно содрогнулась. Сопровождалось это низким, но тихим гулом откуда-то из самых недр. Она тоже ненавязчиво намекала, что лучше бы войти, раз уж явились. Лабиринт беспрепятственно впускал всех. Это уже внутри он делал всё, чтобы дорогие гости его не покинули... Сам вход оставался мирным, гостеприимно распахнутым. Ощущения угрозы оттуда не исходило. Пока что. Впрочем, ничего удивительного, что он припрятал все сюрпризы - Лабиринт был заинтересован в том, чтобы они вошли, на тех, кто за порогом - яркой красной полосой, будто даже слабо подсвеченной, - у него не было возможности как-либо повлиять.
За самим же входом находился длинный коридор, ничем не освещённый, кроме редких клочьев ядовито-зелёного фосфоресцирующего мха, шевелящегося, словно живой, и больше подчёркивающего мрак, чем развеивающего таковой. И то сказать - этого бледного сияния хватало не более чем на метр вокруг, за ним тьма по-прежнему оставалась непроницаемой. Стены, пол и потолок лабиринта состояли из чёрного камня, не нагревающегося ни от прикосновений, ни от огня - они бесконечно поглощали любое тепло, жадно высасывали его крупицы из окружающей среды и тел неосторожно сунувшихся живых, но ничего не отдавали взамен.

Отредактировано Тень (2014-12-12 13:50:34)

+1

7

Ветер усиливался, предвещая бурю, да такую, в которую даже монстрам было бы крайне неприятно попасть. Складывалось впечатление, что кто-то настойчиво "приглашает" их в Лабиринт, таким образом, намекая, что стоять на пороге так долго, невежливо. Шинкан легонько сжал пальцы Зеллас, когда она взяла его за руку.
Вот только, возможно, поспешить следовало. После слов Ма-Лорда, притормозившей уже вознамерившегося ступить в чертоги Лабиринта жреца, ветер усилился еще больше. Ощущалось все это довольно странно. Так, будто остров как минимум обладал своими желаниями и чувствами. Все это было довольно смутно, не так, как с людьми, но не трудно догадаться, что встречу с хлебом и солью здесь гостям не готовят,
- Проклятый Фибризо Лабиринт. Было бы странно, если бы было просто. И, похоже, нас очень настойчиво приглашают внутрь. - Шинкан обернулся назад, наблюдая за тем, что учиняет погода. Воздушные потоки было практически видно. А вместе с тем, хотелось начать то, ради чего они здесь появились. Вряд ли, до того, как они войдут внутрь случится что-то примечательное, равно как и то, что развернуться и уйти, может и разумная идея, но, вместе с тем, не самая лучшая.
- Кажется, нас уже заждались внутри. Невежливо отказываться от приглашения.  - С улыбкой в голосе проговорил шинкан. Однако безмятежным и радостным его бы сейчас назвать было трудно. Сейчас был тот нечастый момент, когда Кселлос являлся полностью сосредоточенным, заранее концентрируя силу в кончиках пальцев, просто на всякий случай, и будучи готовым к любым неожиданностям. Приглядевшись, вокруг жреца можно было заметить, пока ещё еле видную фиолетовую ауру.
Но и заходить без разрешения Ма-Лорда, если уж ему было велено стоять и не рыпаться, пускай и в мягкой форме, Кселлос не решился, послушно ожидая, когда госпожа Металлиум даст отмашку.

+1

8

Когда ветер, ни с того ни с сего, подтолкнул Джуу-о в спину, она невольно вздохнула, из-за чего чуть не задохнулась. Зеллас немного волновали черные ворота в то место, в которое Ма-Лорд и ее верный жрец намеревались пройти. Фибризо вряд ли пропустит возможность помучить того, кто осмелится войти в Чертоги Хаоса и добраться до Черного Кристалла. Королева Зверь это прекрасно знала и не могла не предположить, что здесь есть какой-то подвох. Но все таки надо было идти, иначе можно простоять и тысячелетие.
"Эх, была не была" - подумала Ма-лорд и, шагнув в длинный коридор, сказала:
- Сюда.
Дул ветер, как ей показалось, чуть сильнее, хотя не было никакой разницы. Было холодно. Зеллас Металлиум слышала только вой, и почти ничего не видела: только стены. Уныние овладевало ею с каждым шагом. Ей хотелось сесть и никуда не идти. Зачем? Какой в этом смысл? Что может дать ей этот Кристалл?
"Почему меня завело сюда? Зачем я притащила и Кселлоса с собой? Мой дом - Остров. Надо было сделать так же, как я и делала всю свою жизнь: сидеть дома."
Эти мысли потихоньку овладевали Джуу-о, но та пыталась их отгонять.
" Все хорошо. Я поступила правильно. Закалка для организма - тоже полезна, как и обычная прогулка."
Иногда вопли разума, которые звали ее уйти оттуда, что было невозможно, заглушали все остальные мысли. Из-за них Повелительница Зверей хотела закрыть лицо руками и, как обычный человек, заплакать. Это звучало глупо, ведь она никак не могла чувствовать. Только боль и страдания.
Когда все-таки Джуу-о брала верх над своей головой и действиями, она решительно шла вперед, но когда сомнения вновь приходили на ум, она теряла самоконтроль. Шаг Зеллас становился все менее уверенным, а тело все слабело и слабело.
" Этого нельзя так оставлять! Как я решила, так и будет!"
Бистмастер иногда совсем уходила в свои раздумья и мысленные битвы и напрочь забывала про Кселлоса.

Отредактировано Джуу-о Зеллас Металлиум (2014-12-14 20:01:07)

+1

9

Сомнения. Боль. Страх. Смерть. Таково было роковое влияние Лабиринта, и вовсе не удивительно, что остатки воли Повелителя Ада, по уровню превосходившего других ма-лордов, за исключением Шабранигдо, пытались брать верх над Зеллас и её слугой. Будь Фибризо жив – этому месту, возможно, хватило бы энергии, чтобы быстро уничтожить их физически, но Лабиринт уже несколько лет как существовал полностью автономно, не имея подпитки и расходуя запасы сил, вложенных в него когда-то.
Что хуже всего для существа, имеющего такую силу, как Джуу-о? Бессилие и отсутствие контроля над собой и собственной судьбой. Именно подобные мысли выцарапывал из подсознания и всячески подкармливал Лабиринт.
Впереди, в кромешном мраке, медленно открылись как будто два гигантских века. Под ними обнаружилась насыщенно-алая бездна. Узкими вертикальными разрезами вспыхнули чёрные зрачки. Эти очи весьма сильно напоминали глаза Рубиноокого, хоть и не являлись полностью идентичными. И от них веяло смертью. Даже не так. Смерть обещала лишь погружение в Океан Хаоса, во владения Великой Повелительницы Кошмаров. Здесь же ощущались абсолютная пустота, полное небытие, окончательное уничтожение. Так, как Фибризо обошёлся когда-то с Гаавом, не оставив от бывшего лорда мазоку даже и тени. И ещё – в грудь Зеллас и Кселлосу ударила тугая волна необузданной и беспричинной жестокости, издевательского веселья, мальчишеской безнаказанности. Откуда-то – сверху, сбоку, со всех сторон, - самой гранью доступного слуху улавливался безумный заливистый смех. В этом присутствовало нечто эгоистично мстительное – мол, "меня, конечно, больше нет, но и вас сейчас тоже не станет".
И, конечно, первым кандидатом на выбывание был Кселлос. Настоящий Фибризо мог бы развеять жреца за несколько секунд. В этом у джууошинкана не было преимущества перед смертными. Кселлос и сам должен был это понимать, ведь он проиграл Гааву, а Гаав был уничтожен Владыкой Ада почти без усилий… А так его нутро лишь пронзило болью. Как будто тысячи тончайших игл вонзились ему в грудь и живот. Нет – никаких физических повреждений, да и воздействие это проводилось незримо. Но боль… Продолжит ли жрец путь, превозмогая страдания, или малодушно попытается скрыться? Его ожидал бы сюрприз, никто не мог переместиться из этого места в астральный план и телепортироваться. Только ножками – к выходу. Который уже, между прочим, закрылся, и откроется, только если они двое возьмут кристалл.
Зеллас сила Лабиринта пока трогала лишь косвенно, продолжая внушать ей не только бессмысленность, но и вредность всей затеи. Может быть, оставляла сладкое на потом? Или… Или всё-таки её возможности были ограничены, и она не могла влиять одновременно на двоих противников такого уровня? Берегла ресурсы? Ведь, без Фибризо, восстановиться возможности не будет… Почему бы не дождаться, пока и остаточная энергетика Лабиринта не исчезнет? Да потому, что запаса, не расходуемого активно, могло хватить ещё на несколько десятилетий, а, вероятно, у заболевающего мира не было такого количества времени.

+1

10

Стоило ступить во мрак лабиринта, как путь назад был закрыт. Теперь всё зависело от того, смогут ли путники найти Кристалл и совладать со всем тем, что уготовал гостям Повелитель Ада.
Оказавшись внутри, Кселлос почувствовал, как ранее не столь заметные сомнения начали овладевать им, но вместе с тем, противоречивым чувством была мысль, что он должен быть именно здесь сейчас. Усомниться в действиях своей госпожи по-настоящему, попытаться пойти против неё - такого в голове шинкана возникнуть никак не могло, и теперь, он был поглощён сумбурным потоком мыслей.  К тому же, он точно помнил, что до того, как оказаться под действием местной магии, он не только рвался в компанию Зеллас, но и отлично понимал, зачем им может понадобиться Кристалл
Впрочем, долго поразмыслить не удалось.
На смену мыслям пришла волна боли, обжигающая откуда-то изнутри. На миг в глазах потемнело, и Кселлос рухнул на колени, прижимая обе руки к груди, и стараясь справиться с болью, не закричать. Думать, почему так случилось и как это прекратить, не получалось. В голове шинкана зазвенело, и было как-то не до размышлений. Остаться бы в сознании, уже хорошо будет. Боль - довольно привычное для жреца чувство, и выносить ее было можно, вернее сказать - сдерживать себя. Вот только, если она будет непрерывной в течение долгого времени, или нарастать, попутно изматывая организм,  кто знает, какими последствиями это обернётся.
Прошло несколько драгоценных секунд, но легче не становилось. Вероятно, нужно было адаптироваться самостоятельно.  Прикрыв глаза, шинкан набрал побольше воздуха в грудь, поднялся на ноги.  В любой другой ситуации, он бы попытался уйти, но не тогда, когда рядом была его создательница.  Пускай сейчас затея не кажется такой уж хорошей, пускай больно, и в ответ на боль одной из эмоций поднимается злость,  он должен идти с ней, и если нужно, защищать, что бы ни случилось. 
-Надеюсь, очень долго блуждать мы не будем. – Хриплым полушепотом проговорил Кселлос.  – Не уверен, что долго протяну, или, что не станет хуже.

0

11

-Я тоже надеюсь на это, Кселл. На меня это, конечно не очень уж действует, но не уверена, что так продлится еще хотя бы пять минут. Если этот лабиринт и впрямь проклял Фибризо, то все обещает быть... - она не успела договорить. Внезапный прилив боли заставил Джуу-о скрючиться и схватиться за живот. Ее руки дрожали от одной только мысли, что боль может усилиться и, может, не пройти вообще.
Повелительница Зверей собрала свою волю в кулак, хотя бы потому, что ее шинкан был рядом. Встав, она пошла вперед, где, по ее мнению, мог быть верный путь к Кристаллу. Она сглотнула. Бистмастер хорошо знала Фибризо, Повелителя Ада, и ее не очень успокаивало, что боль начала проходить. Это означало, что скоро случится что-то хуже, чем просто голоса и боль. Глаза Джуу-о налились кровью. Она сказала себе, что пройдет лабиринт во что бы то ни стало, и выберется оттуда вместе с Кристаллом, без которого в ее деле не обойтись.
Ветер выл. Он хотел выбраться на волю из Лабиринта, но не мог. Он был вынужден скитаться по всей этой территории всю свою жизнь, пока мир не перестанет существовать. Из-за его воя, Зеллас не понимала, говорил ли что-то жрец, или ей мерещится. Тяжело дыша, она оглянулась назад в поисках своего шинкана. Он все это время шел за ней, хотя Лабиринт влияет на него гораздо больше, чем на Зеллас, что заставило ее гордиться Кселлосом и жалеть его. Королева Зверь шла дальше. Она хотела как можно скорее выбраться из этого ужасного места, хотя бы потому, что ей не терпелось приступить к делу.

+1

12

Мазоку не отступились от задуманного – и, как ни странно, с каждым новым шагом, продвигавшим их вперёд, аура этого неблагополучного места становилась хоть чуть-чуть, на самую малую крупицу, да полегче. Словно то, с чем они столкнулись здесь, было пусть искусной, виртуозной и гениальной, но всё же не более чем иллюзией. Изначально не отличимой от реальности, но с каждой секундой всё явственнее с ней расходившейся. И она слабела от решимости вторженцев во что бы то ни стало добраться до сердца Лабиринта и забрать его. Однако, стоило им теперь дрогнуть и попытаться отступить – как та возродится сторицей, и атакует с новыми силами. Страх, депрессия, уныние, сомнение - вот чем питался Лабиринт, выцарапывая даже крохи этих эмоций у любого чужака, усиливая их до предела и выжимая все соки из душ неразумных, вторгшихся в него.
И, кроме того, иллюзия или нет – но на впечатлительного это подействовало бы крайне деморализующе, да и двум гостям продолжало доставлять, мягко говоря, дискомфортные ощущения. Нет, и умеют же некоторые подгадить другим даже после своей смерти…
Но вот, Зеллас и Кселлос вышли к развилке. Два совершенно идентичных тёмных коридора всё с тем же фосфоресцирующим мхом на стенах и потолке. Отходили они друг от друга под углом в сорок пять градусов, и ничем, кроме направления, не отличались. Совершенно. Вообще. Даже кладка образующих их камней выглядела точь в точь.

Отредактировано Тень (2015-01-05 23:39:26)

0

13

С каждым новым шагом становилось чуточку легче.  Хотя, правильнее было бы сказать, начинался процесс адаптации, и если не думать о том, что будет, поддайся он панике, в своей госпоже Кселлос не сомневался и не собирался подвести её, концентрироваться только на Кристалле и ступать вперёд, и боль можно было терпеть, воспринимая как крайне неприятный, изматывающий, но выносимый фон.
-О, да, Повелитель Ада всегда славился своей милой манерой ставить ловушки для гостей. - Жрец мрачно усмехнулся,  вспоминая последнюю их встречу. Тогда они были на его стороне, но малейшее отступление грозило бы Кселлосу скоропостижной и мучительной гибелью. Сейчас, он и Зеллас здесь незваные гости, и рассчитывать на благодушие, пускай и уничтоженного Фибризо, не стоило.
Когда Джуу-о Металлиум схватилась за живот, шинкан обеспокоенно кинулся к ней, забывая о том, что и сам испытывает далеко не радужные ощущения, но она уже поднималась, полная решимости идти дальше.
-Госпожа?- Порыв ветра подхватил негромкий голос, разнося его по углам пещеры, делая громче. Но, нужно было продолжать путь, не останавливаться и даже не думать об одном из самых привычных для мазоку способов ухода из опасных мест, где он не властен над ситуацией. Но, хорошего мало, и если ещё в начале, действие Лабиринта распространяется на Джуу-о Зеллас, то что будет дальше? Или напротив, это первые препятствия, которые должны подорвать дух уводя незадачливых путников прямиком к гибели но и считать, что чем ближе к цели - тем легче будет, тоже было глупо, если учесть с кем они имеют дело? Кселлос стиснул зубы, когда, с мыслями о воздействии Лабиринта на его госпожу, добавляй свою порцию сомнений в успехе предприятия, боль усилилась. Это заставило перестать думать вовсе, кроме как о том, чтобы не подать виду, и идти.
Бывало и хуже, если посудить, и новая мрачная улыбка, вопреки испытываемыми эмоциям, больше граничащими с апатией выползла на губы жреца, принося вместе с собой пока едва ощутимые отголоски злости направленной на проклятое место и его создателя. Боль немного отступила, вернувшись к своему более привычному состоянию.
-Значит вот как. - Едва слышно проговорил жрец, вскидывая голову. Что же, злость это неплохой аналог сомнениям и страху, которыми пропитаны здешние стены, каждый камень,  чувствуются едва не на физическом уровне, и волей неволей влияющих на восприятие находящихся внутри Лабиринта. Будь это люди, то мазоку мог бы подпитываться их страхом, отключая собственные эмоциональные реакции, отдаваясь на воли сумасшедшей смеси азарта противостояния, и чужих чувств, в таком количестве пьянящих и дающих ощущение собственного превосходства, позволяя упиваться опасностью ситуации. Но не здесь. Здесь, этот страх вплетался в подкорку подсознания, незаметно нашёптывая мысли сомнений и неуверенности воздействуя совершенно непривычным для Кселлоса образом.   Очередная усмешка, и Кселлос едва заметно начинает "светиться" фиолетовой аурой,  концентрируясь на злости, в попытке, таки образом, отойти остальных ощущений. Что же, если уж им выпал шанс потягаться с Повелителем Ада, пускай и таким образом, то почему бы им не воспользоваться и не обставить одного из сильнейших Ма-Лордов?
Показавшая развилка лабиринта заставила остановиться и внимательно прислушаться к своим ощущениям, пытаясь "на глаз" определить степень опасности каждого из коридоров. Думать о том, что могло ждать за неправильный выбор, не хотелось, да и было опасно, потому Кселлос предпочёл вообще не думать о последствиях. Больше всего пугала не боль, и не репутация этого места, а то, что сейчас противник не видим. Он не убивает, не быстро, во всяком случае, давая время, играя, и в схватку с ним не вступишь, посредством силы сражаясь за свою жизнь, от чего приходят сомнения и не понятно как действовать.
-Насколько разумно будет разделиться?- Надо полагать - не особенно, но разве так они не ускорят задачу. - Насколько изменчиво это место и стоит ли расценивать развилку как приглашение встать на разные тропы? -Кселлос скорее рассуждал, чем спрашивал. Откуда у Зеллас точный ответ, ведь ничего о том, что творится внутри лабиринта, и как он взаимодействует с "гостями" не известно.
-Он играет с нами.- Шинкан мрачно уставился на открывшиеся пути, сравнивая их.

+1

14

Джуу-о думала о многом, и почти не слышала своего жреца, хотя отвечала на поставленные им вопросы. Хотя сам Кселл иногда появлялся в ее мыслях, он был рядом, но казалось, что он уходит куда-то далеко, его голос становился все тише и тише, а завывание ветра все громче и громче. Чтобы вздохнуть, нужно было потратить силы, а их осталось не так уж много. Похоже, на шинкана это не так сильно действует, как на саму Госпожу. Через немочь Джуу-о подняла глаза на своего спутника и промолвила:
- Разделяться мы не будем. Слишком опасны эти "игры" Повелителя Ада.- она улыбнулась, после чего пошла вперед, сквозь ветер, сквозь воздух. Будь на ее месте человек, на его глазах уже давно бы выступили слезы, но у Зеллас очи заслезились только сейчас. Лицо, как ей показалось, покраснело, и та спрятала его от своего жреца, чтобы тот ничего не заподозрил, но вряд ли Мазоку так легко проведешь.
- Не думаю, что мы быстро отыщем Кристалл. Надо беречь силы, так что постарайся не разговаривать. - сказала Королева Зверей, как можно более громко и непроницаемо. Она сглотнула что-то теплое, возможно кровь, а возможно, это ей показалось. Зеллас немного замерзла, и обняла себя руками.
Все глубже и глубже проникали ненужные мысли в ее разум. Все крепче и крепче они цеплялись за мозг, зовя Госпожу за собой, притягивая ее. Она еле еле отталкивала эти раздумья, но с каждым разом получалось все слабее и слабее... Она призывала себя думать о чем то другом, например, о Кристалле. Джуу-о даже попробовала подумать о Волчьем Острове, но сразу же отогнала эту мысль - так тошно становилось при представлении такой картины. Выдохнув, Зеллас посмотрела вперед, надеясь увидеть свет, или что-то в этом роде, но ничего так и не появлялось. Вскоре та уже потеряла все надежды

+1

15

Длинный тоннель закончился пещерой... Ну, то есть как - пещерой. Стены расходились вширь, насколько хватало глаз, и вдоль них по всему периметру шёл плоский узкий горизонтальный карниз,  которому можно было пройти, лишь прижавшись спиной к стене и двигаясь боком, маленькими шажками. Что примечательно - если бы кто бросил туда камень, то не услышал бы, стоя сверху, звука его падения, и даже брошенный факел, Лайтинг или любое другое заклинание не осветили бы дна. Более того - поскольку ничья посторонняя магия не действовала в Лабиринте, то перелететь через провал также не представлялось возможным.
Зато в пещере было светлее, чем в туннелях. Весь потолок, а также верхняя часть стен, заросли фосфоресцирующим зеленоватым мхом, здесь светящимся втрое, если не вчетверо, ярче, чем в коридорах.
Зато боль и страх в этом месте прошли совсем. Им на смену пришёл промозглый холод, коим веяло из этой гигантской бездонной ямы... А ещё - тоска. Всё - бессмысленно, идти некуда и незачем. Так, будто никакая жизнь совершенно не имеет смысла, а само существование мира как такового - чья-то дурная, безвкусная шутка, и этот кто-то в ту минуту был не в себе. Опустить руки, лечь и не двигаться. И ждать, когда же это глупое бытие само закончится. А оно закончится - если вспомнить про "зерно разрушения", дремавшее в астрале.

0

16

Резкая перемена окатила апатичной волной полного равнодушия, стоило ступить под своды просторного "зала". Боль отступила как по мановению руки, и сразу стало легче дышать, вот только, зачем? Какой вообще смысл в этом совершенно бессмысленном мероприятии, если рано или поздно, все живые существа, и монстры - не исключение, будут уничтожены? Все они окажутся в объятиях Эль-Сама, и тогда все мелочи станут несущественными. Если только приблизить этот момент, выполняя предназначение расы монстров, как считал хозяин этого места, и считают многие другие мазоку. Кселлос остановился, и посмотрел на свою госпожу. Лицо шинкана не выражало никаких эмоций, только ожидание. Ему стало резко всё равно, что будет дальше, но, что он помнил, о чём напоминала ему его природа - если Зеллас прикажет, он сделает, тем самым сопротивляясь витающей здесь магии.
Сейчас Кселлос напоминал манекен или куклу, в голове которой осталось только одна мысль - выполнять приказы своей госпожи, потому как все собственные желания больше не казались хоть сколько-нибудь существенными.
Жрец опустился перед Зеллас на одно колено, упираясь одной рукой в пол, а другую, сжав в кулак,  приложил туда, где у настоящий людей из плоти и крови, под грудной клеткой находится сердце.
Непроницаемая маска и пустой взгляд, только в глазах ещё теплится что-то, что было связанно с женщиной напротив.
Кселлос, кажется, мог замереть и сидеть так до скончания эпох, или пока своды Лабиринта не рухнут, и не станут ему могилой, или с первым словом или жестом Джуу-о Зеллас, встанет и сделает всё, что она пожелает.
Наверное, если бы не связь с госпожой, мазоку просто бы остался стоять, или бесцельно бродил бы по лабиринту, выбросив из головы все мысли, поскольку ничего больше не важно и не нужно, разве, что случайно бы вышел из под влияния магии в этой части пещер.

0

17

Джуу-о вздохнула с облегчением, когда боль прошла. Ей вдруг стало так легко, но в тот же момент так тяжело. Ей не хотелось вдруг упасть из-за боли, как было раньше, Зеллас желала лишь одного - уйти отсюда. Хотя, чей-то голос уговаривал ее остаться и бесцельно слоняться по длинным коридорам такой же длинной жизни... Бродить и думать о всем подряд, размышлять о бессмысленности всего бытия, умирать от скуки, но, еле-еле подавляя эти чувства, Бистмастер твердо решила поставить жирный крест на этом испытании.
- Идем, Кселл. Вперед. - отрадно думать, что рядом есть ее верный жрец, Кселлос. Джуу-о не сожалела о том, что не переделала этого мазоку, он был таким, каким и должен быть идеальный шинкан. Нехотя улыбнувшись, она взяла Кселла за руку и пошла вперед. Туда, где, по мнению Королевы Зверей должно было быть третье испытание или же конец, что вряд ли. Зеллас определенно хотела достичь той цели, что поставила перед собой. Голос, который твердил это был во много раз громче другого, ведь на кон поставлена вся ее мазоковская репутация Ма-Лорда. Конечно, она не станет сильнее Ха-о Дайнаста, но, все-таки, ей был необходим этот Черный Кристалл Фибризо.

+1

18

Зал с чёрным провалом остался позади. Двое мазоку вышли в следующий - идеально квадратное помещение, выложенное всё из того же чёрного камня, с потолком, теряющимся на необъятной высоте. Вдоль стен сами собой мрачным багровым огнём вспыхнули длинные вереницы факелов, стоило лишь гостям переступить порог. Впереди виднелась лестница, видимо, рассчитанная на великанов - каждая её ступенька высотой была по грудь Зеллас. Очень грубо выточенная, словно огромным монолитным глыбам наспех придали подобие формы, лестница. Помимо этого, вся зала была усыпана костями какого-то доисторического ископаемого, а то и не одного... И эти кости, издавая характерный злорадный перестук, взлетели и быстро сложились в два скелета - с лёгким хрустом все суставы встали на свои места. Это белое представляло собой издевательский контраст с основным цветом, преобладающим в помещении. Хищные зубы, шипастые спины... Монстры напоминали страшных адских гончих.
Хвост первого дракона вжикнул рядом с Зеллас. Его собрат оказался более метким - его лапа опускалась точно на голову шинкана. В пустых глазницах обоих монстров полыхала жгучая синяя пустота, выпивающая силы и жизнь из всякого, кто пересечётся с ней взглядом... Впрочем, из смертного. А мазоку - это мазоку, хотя и им могло стать не по себе.
И снова на периферии сознания - звонкий мальчишеский смех. Мёртвый издевался над ними. Мёртвый - но его частица жила здесь, пока сам Лабиринт стоял.

Удар первого дракона
Удар второго дракона

Отредактировано Тень (2015-03-16 22:00:13)

0

19

Кселлос  поднялся на ноги, держась за руку госпожи Металлиум, постепенно сбрасывая оцепенение. Цель снова замаячила перед глазами, и хотя какого либо интереса к ней жрец не испытывал, он получив указание на движение дальше, перестал размышлять о вечном, и из одного сплошного потока мыслей направленных куда-то к конечной цели, где всех их ждёт хаос, сформировалось нечто более осмысленное.
- Госпожа. - Жрец улыбнулся в ответ, и кивнув продолжил путь держась за руку Повелительницы Зверей. Пожалуй, ему повезло, что желания Джуу-о Металлиум, её действия, мысли, шинкан ставит выше размышлений, и когда нужно выполнит не думая, или обдумывая в процессе. Сейчас, был тот самый случай, когда блок на сознании успешно преодолевался заложенной по умолчанию функцией  подчиняться создательнице.
Новый зал встретил огромной лестницей впереди, и ровными каменными стенами освещёнными светом факелов, уже куда меньше походящими на пещеры, чем предыдущий пейзаж.
Несмотря на то, что особой разницы с обычным своим состоянием, и вполне уже привычным фоном уныния, легко  заменяющегося злостью, как уже было проверенно на практике, жрец не чувствовал,  какая-то опасность всё же витала в воздухе. Только сейчас она ощущалась иначе. Не как в предыдущих залах, когда магия Фибризо воздействовала изнутри.
В подтверждение ещё не успевшим оформиться мыслям, послышался неприятный скрежещущий звук, и из костей, кои щедро усыпали зал, сформировались два существа, более всего похожих на драконов.
Вид у них был мягко говоря не дружелюбный и не эстетичный, да и гладкостью характера, судя по мгновенной атаке, стоило им принять форму, они не обладали.
Жрецу повезло меньше, и он едва успел вскинуть над головой руку в которой сжимал посох, и выставить щит.  Правда,  сила удара была сильнее, и защита с треском рассеялась, и на голову мазоку свалилась тяжеленная лапа, заставив того рухнуть на землю.  Не будь здесь каменный пол, шинкана наверное частично вкопало бы в почву.
Благо, защита оказалась не совсем бесполезной, и приняла на себя весь основной урон. А на физические повреждения внимание можно было не обращать,  в конце концов, тело - обман, да и не так уж велики они были. Вскочив на ноги, жрец вскинул посох, посылая в обидчика пульсирующий сгусток энергии, который должен был взорваться при соприкосновении с целью.
Все действия заняли совсем немного времени, отсчитывая скорее секунды, чем минуты, и среагировал жрец скорее на инстинктах, проверяя возможности, после чего скосил глаза на Зеллас, проверяя как она. Конечно, она была гораздо сильнее, но инстинкт требовал защитить свою создательницу и не позволить ей пострадать.

Щит 12
Урон 4
Атака 8 + 5 к магии мазоку

0

20

Посмотрев на Кселла с уважением, да и не только, Джуу-о подала сигнал рукой. Да, он хотел защитить свою госпожу, но и сама Бистмастер не хотела терять такого хорошего жреца, в тоже время отличного генерала и т.д. , так как перечислять его лучшие стороны, то, что так нравилось Зеллас, очень сложно и долго, и поэтому она отозвала шинкана. Но, это не был приказ, ведь, все-таки, это бой Кселла...
- Ты уж постарайся не проиграть. - мягко сказала Ма-Лорд, смотря на уставшего мазоку, - Но, не обижайся, я не прощу себе если не помогу.
Зеллас, разумеется, улыбалась, что было ей свойственно. Эта улыбка могла ввести в заблуждение, но не каждый смог бы понять смысл. По такому лицу нельзя было определить, что затевает девушка, в общих чертах, не дает ничего, ни малейшего шанса на обман, ни времени на размышление. Жертва всегда напряжена. Да, так любила делать Джуу-о, и, когда есть такой замечательный шанс выложить всю свою злость на драконе, все то, что так долго сдерживалось в этой маленькой и безобидной, на вид, девушке, она им воспользовалась.
Посмотрев на Кселлоса, Зеллас сделала серьезное лицо, которое могло бы страшно удивить любого, кто не знал ее так, как знал ее жрец. Глаза стали видны, на миг в них блеснул нехороший огонек, после чего стали похожи на очи хищника или же безумного, сумасшедшего, верхняя губа задралась и зубы оголились, делая лицо Госпожи неотличимым от безумца. Все это произошло лишь за миг, да и безумец за секунду превратился в обычную Джуу-о. Вдохнув в себя побольше воздуха, она подняла руки над головой и начала шептать заклинание. Исключительно ради Кселлоса, она направила всю свою силу на этот удар, понимая, что может быть, совершает ошибку, но сейчас, в это время, нельзя было показывать слабость, ведь жрец не должен видеть то, что Зеллас больно или же еще что похуже, также, как солдат не должен видеть слабости полководца, как ученик недостатки своего мастера, как ребенок не должен видеть боль матери...
Громко заорав, в прямом смысле этого слова, девушка устремила свой взор на дракона, затем на ярко сияющий сгусток энергии, который она вызвала, и бросила заклинание в чудовище, покусившееся на ее, только ее жреца. Надеясь на силу своего удара, Джуу-о стояла в ожидании. Скоро должен произойти взрыв и, действуя быстро, можно было бы отойти на безопасное расстояние, хотя девушка могла бы поставить защиту, вполне эффективную против этого удара, но надо было беречь силы. Посмотрев на Кселла, Бистмастер протянула руку. Она не сомневалась в силе своего заклинания. Все это произошло за секунду, не более, ведь взрыва еще не было.
- Идем. Может быть, вскоре потребуется твоя помощь.

Отредактировано Джуу-о Зеллас Металлиум (2015-03-27 22:03:24)

+2

21

В Лабиринте не должна была действовать ничья магия, кроме той, древней, вложенной когда-то самим Фибризо лично. Однако, то ли стены-негаторы уже были далеко не теми же, что раньше, и их способность к подавлению чужой энергии истощилась, то ли Зеллас вложила слишком много сил и ярости, чтобы им удалось столько поглотить... Отвратительные скелеты развеяло в невесомый прах, кроме того - свод зала начал обваливаться, крошась огромными кусками. Лишь лестница и широкий проход-арка, ведущий, видимо, в соседнее помещение, остались незатронутыми - хотя, и эти массивные чёрные ступени тоже крошились, но далеко не так быстро, как потолок.
Арка вела в комнату-колодец - наверху зияло широченное круглое отверстие, сквозь которое просвечивало далёкое, холодное, плоское, выцветшее, унылое, бесприютное небо. Стены состояли из цельного кристалла - точно такого же, как тот, в который Фибризо заточал своих жертв. Сотни и тысячи отражений Кселлоса и Зеллас, корчась и искажаясь, взирали на них из преломляющихся граней. Здесь было очень промозгло... И, как оказалось, стоило им войти, как проход обратно исчез, а никакого другого не оказалось. Словно они оказались заточены здесь навечно... Более того, тусклый, не способный ни согреть, ни ободрить свет, пробивающийся сверху, будто бы бликовал на какой-то невидимой невооружённому глазу, но, судя по зрительному эффекту, стеклянной, либо близкой к тому, поверхности. А под ногами покоился тот же кристалл. Полупрозрачный - но что находилось под ним, рассмотреть было невозможно. Зато создавалось полное впечатление, будто толща кристалла вовсе не имеет дна.
Ощущалось также и присутствие чего-то злобного, готового уничтожать всё и вся - неодушевлённого, но внимательного до псевдоразумности.

0


Вы здесь » Рубаки: Ночи Безумия » Сюжетные квесты » Лабиринт Ада! Всё или ничего!


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC